Забег от неприятностей

Свой первый забег от неприятностей Светлана (Пратиштури) Хисамутдинова совершила тринадцать лет назад, когда неожиданно на нее навалились болезни. Махнула рукой на запреты врачей и пробежала - 42 км 195 м. Потом были 170 км за сутки, 1000-мильный пробег, 1300 миль за 19 дней. И вот что интересно – проблемы сами стали спасаться бегством и обходить Светлану стороной. Древнеиндийские писания - веды - научили ее улавливать знаки судьбы, не уставать, управлять своим телом, мыслями и даже возрастом.

Сегодня Светлане 62 года, она легко преодолевает по 68 миль в день, плавает в прору­би, спит три часа в сутки, не болеет и мечтает пробе­жать 3100 миль. Она знает, как побороть депрессию и со­хранить молодость. Отвечая на вопросы, эта хрупкая женщина, внутри которой, не иначе, спрятан вечный двигатель, широко улыбает­ся и все время переходит на стихи - поэтиче­ские строчки рождаются прямо на бегу.

– Светлана, когда человек пробегает 20 или 30 км, про него говорят: выносливый. После преодоления барьера в 42 км 195 м он именуется марафонцем. А как называют лю­дей, достижения которых исчисляются тысячами миль.

Дальнобойщики. А если серьезно, есть та­кое движение, которое называется Марафон­ская команда Шри Чинмоя. Оно и организует соревнования на сверхдлинные дистанции - су­пермарафоны, которые проводятся в Нью-Йор­ке. Это пробеги на 700,1000,1300 и самая длинная в мире дистанция - 3100 миль.

Движение Шри Чинмоя объединяет не только бегунов, а всех тех, кто бросает вызов невозможному – переплывает Ла-Манш, Женевское озеро, под­нимает колоссальные тяжести. Среди них есть и известные спортсмены. Знаменитый амери­канский бегун Карл Льюис, например, тоже яв­ляется последователем этой философии. Но большинство – обычные люди. Причем мно­гие приходят к этому уже в пожилом возрасте.

Сам Шри Чинмой, именем которого названа система интегрального тре­нинга, долгое время бегал марафоны, а после травмы посвятил себя тяжелой атлетике. Сего­дня в возрасте 74 лет он ставит мировые рекор­ды – поднимает слонов, автомобили, самолеты.

– Банальный вопрос - зачем все это нуж­но? Я плохо себе представляю, как человек в таком возрасте может извлечь пользу из того, что пробежит 1000 миль или поднимет груз весом в тонну.

Есть рекорды, которые ставятся ради славы, и есть рекорды, которые ставятся для себя. Последователи Шри Чинмоя соверша­ют свои подвиги для себя, для самопреодоления, а, в конечном счете, для радости. Радость самопревосхождения - очень сильное чувст­во, несущее колоссальный заряд энергии. Те. кому удавалось в жизни добиться серьезных вершин, понимают, о чем я говорю. Веды, Упанишады и другие древние писания гово­рят, что душа пришла из восторга и в восторг должна уйти. Но если хотите, этому есть и научные подтверждения. Учеными доказано, что чувство радости - самое лучшее лекарст­во от всех болезней.

– Но неужели в поисках радости мы должны, как сказочные герои, отправляться в тридесятое царство за три тысячи миль? Ведь испытать это чувство можно и гораз­до более легкими способами.

Вот интересно, почему, когда на челове­ка наваливаются неприятности, он говорит: "За что мне это?" – а счастье принимает как долж­ное. А ведь его тоже надо заработать. Люди ча­сто путают радость поверхностную и радость внутреннюю – радость души, которая и облада­ет целебным свойством. Конечно, для того, что­бы поднять настроение, можно вообще ничего не делать. Мы принимаем алкоголь, табак, нар­котики, доставляя радость телу, но это чувст­во не имеет ничего общего с тем весельем, ко­торое испытывает ребенок. Я не случайно заговорила о детях. Дело в том, что именно ре­бенку присуще переживать эту чистую глубо­кую радость, о которой мы – взрослые – уже за­бываем. Но в душе это чувство у нас живет, и мы можем его разбудить. «Душа человека – ребенок, надо заставить ее улыбаться», – гово­рит Шри Чинмой. И помогает нам в этом пре­одолении препятствий. Для меня такими пре­пятствиями стали километры пути.

– Что вас привело на беговую дорожку?

У меня с самого детства было много слу­чаев, которые предсказывали мою судьбу, хо­тя тогда я еще не воспринимала их как подсказ­ки. Я по гороскопу Обезьяна и с детства была неугомонной девчонкой. Бабушка в шутку го­ворила, что у меня весь ум ушел в ноги. Когда была совсем маленькой, обожала кататься на санках. Мне очень нравился момент, когда сан­ки еще неподвижно стоят на вершине горы и ты ждешь, что вот в этот раз ты обязательно поле­тишь. Санки, конечно, не взлетали.

Но так получилось, что много лет спустя эта волшебная фаза полета стала для меня одной из важнейших составляющих в беге на длин­ные дистанции. Окончив школу, я поступила в химико-технологический институт, пошла работать на завод крутильщицей. Тогда химия была на подъеме – лавсан, капрон были в мо­де, а производство этих тканей очень вредное, хотя нас об этом никто не предупреждал. Но мне что-то подсказывало, и я, приходя с ночной смены, брала велосипед и уезжала в лес. Там отсыпалась, дышала, собирала яго­ды, и снова на работу. Но болезни как будто ждали и пришли гораздо позднее, когда я уже была профессиональной спортсменкой.

Почувствовав, что химия до добра не до­ведет, я ушла в конькобежный спорт. Еще в детстве, когда я впервые увидела бегущего по повороту конькобежца, он показался мне летящей птицей. Этот образ птицы живет во мне до сих пор. Но к 36 годам вместе с побе­дами я накопила столько болячек, что уже сил не было жить. Новообразования, камни в почках, перелом 4-го грудного позвонка, хрони­ческие насморки... Более 10 лет я пыталась привести себя в норму, прошла школу Гали­ны Шаталовой, стала вегетарианкой, но пол­ного облегчения не наступало.

И вот в 1992 году к нам в Смоленский инсти­тут физкультуры, где я в то время преподава­ла, приехал последователь Шри Чинмоя Абарита Данцер с лекциями «Радость и счастье». Он рассказывал об интегральном совершенствовании, пути познания себя через спорт. Когда я узнала о людях, которые бегают на та­кие расстояния, не болеют, я подумала - а что же я сижу? Степенная преподавательница, ко­торая, казалось бы, всего в жизни добилась, получившая в подарок целый набор боевых на­град-болячек. Разве это то, о чем ты мечтала в детстве, когда съезжала с горы на санках? И в 50 лет я пробежала свой первый марафон.

– Вот так сразу – 42 км?

Поначалу я бегала по 10 км, это в моем режиме было, но о 42-х не мечтала. А потом вдруг решилась, и это было действительно испытание. После 20 км ноги полностью отек­ли начиная от бедра, и я до финиша еле живая добежала. Я, конечно, много ошибок тог­да сделала. Но ошибки нам нужны, потому что они частички истины, мы на них учимся. Постепенно осваивая методику Шри Чинмоя, я стала бегать все дальше и дальше. И вот се­годня мне 62, и я почти не останавливаюсь.

– Судьба первого марафонца – грека Фукидида – была весьма печальной. Согласно легенде, предупредив соотечественников о персидской угрозе, он пал бездыханным. Бег на длинные дистанции и сегодня счита­ется вредным занятием. Организм испыты­вает потрясение, изнашивается, перестраи­вается обмен веществ...

Это профессиональный спорт, и он действительно существует по очень жестким за­конам, которые принципиально отличаются от того, чему учит Шри Чинмой. И мне мои колле­ги по институту нередко говорили: «Ты изнашиваешь организм, сокращаешь свою жизнь». А я отвечала словами одного мудрого челове­ка: «Лучше износиться, чем заржаветь». На са­мом деле нашему организму нужно движение, клетке необходима вибрация, иначе происхо­дят застаивания, отсюда депрессии и пр. Но, как оказалось, я не ржавею и не изнашиваюсь, а наоборот - обновляюсь, забыла о своих бо­лячках. Я могу бежать по 19 дней, почти ниче­го не есть и при этом не терять в весе. Знакомые мне говорят, что я стала жить в обратную сторону – они стареют, а я молодею.

– Чем отличается принцип бега в профес­сиональном спорте от эстетики марафон­ского бега Шри Чинмоя?

Профессиональный бег – чистая физиология. У Шри Чинмоя же физический резуль­тат, то есть преодоление расстояния, лишь внешнее выражение внутреннего бега – внут­реннего движения человека к себе. Этот метод включает в себя комплекс медитаций по системе интегрального тренинга Шри Чинмоя, соблюдение режима питания, ну и определенную философию жизни, что, пожалуй, самое глав­ное. И уже на эту основу накладывается физи­ческая нагрузка – бег или тяжелая атлетика.

У Шри Чинмоя не стоит задачи заставить че­ловека совершать подвиги, цель его методи­ки – раскрыть внутренний потенциал человека. Очень многие, начав бегать, вдруг неожиданно открывают в себе способности к музыке, по­эзии, живописи. Вот совсем недавно я познако­милась с женщиной из Пензенской области, ко­торой занятия помогли выявить способности к пению. Человек дожил до 60 лет и вдруг об­наружил, что обладает превосходным голосом. Причем она не только исполняет, но и сама со­чиняет песни. Я тоже начала писать стихи со­вершенно неожиданно. Однажды проснулась в 4 часа утра оттого, что у меня в голове кру­тились поэтические строчки. Даже не поняла сначала, что это мои стихи, записала их. А на следующий день – то же самое. Так повторя­лось несколько дней. Я просыпалась в четы­ре, записывала новое стихотворение, снова засыпала. Потом стихи стали приходить во вре­мя бега. Сейчас я даже диктофон с собой беру, чтобы на бегу записывать.

Наконец, Шри Чинмой демонстрирует при­мер максимального творческого раскрытия. С 12 лет его жизнь интенсивной духовной практики включала медитации по 14 часов вдень, писание стихов, музыки и песен, само­отверженное служение и практикование атле­тики. Сегодня он поэт, писатель, музыкант, художник и спортсмен. И человек, который в 74 года чувствует себя на 20.

– За счёт чего удаётся сохранить молодость организма?

За счет того, что мы перестаем чувство­вать себя старыми. Год назад Шри Чинмой решил поставить очередной рекорд: за 8 дней пребывания в Новой Зеландии он поднял 1000 ягнят общим весом почти 37 тонн. Впос­ледствии он признавался: «Я хотел прове­рить, связан ли возраст каким-либо образом с физической формой. Я обнаружил, что это ум заставляет нас чувствовать себя старыми. Когда я руководствуюсь сердцем, мне 20 лет».

Мне самой, как это ни удивительно, с каж­дым годом бежать все легче. Если я и получаю травмы, то у меня всё заживает быстрее, чем у обычных людей. Однажды на суточном про­беге в Москве я сломала ребро. Это был очень болезненный перелом со смещением, и я 14 часов с ним бежала. Добежала до финиша. А через неделю – Пробег мира. Как бежать? Вздохнуть не могу, больно. Пошла к врачу, он говорит: «Беги, только не падай». То ли наст­рой его мне помог, но боли я больше не испы­тывала. Ребро срослось за полтора месяца, хотя обычно такие переломы срастаются за три. Помогло чувство радости, которое и уско­рило заживление. Плюс система интегрально­го тренинга Шри Чинмоя, которая помогает избавиться от мыслей о боли, отключить их.

– В чем состоит эта система?

Надо сказать, что названа она так вовсе не потому, что Шри Чинмой ее придумал. Эта методика стара как мир и основывается на древнеиндийской философии вед. Просто мастер откорректировал систему, «подогнал» под современного человека, представив ее в наиболее полном и в наиболее эффективном виде. Сам Шри Чинмой называет путь, ко­торый предлагает своим ученикам, "Залитый Солнцем Путь - Путь концентрации, глубокой медитации и однонаправленного созерцания». Его основу составляют три вида практик. Пратьяхара - успокоение ума и органов чувств и смещение их внимания с внешнего на внутреннее; дхарана - концентрация и дхьяна - медитация, которая, по сути, представляет собой аналог знаменитого «Ока возрождения» - тибетских упражнений по омоложению.

– То есть суть в том, чтобы подготовить свой внутренний мир к медитации?

Прежде всего надо успокоить свой ум, сделать его тихим, безмолвным, освободить от мыслей. Ведь для чего мы медитируем? Как говорит Шри Чинмой, причиной, по которой мы обращаемся к медитации, является наш внут­ренний голод. Мы чувствуем, что внутри нас есть что-то светлое, что-то бескрайнее, что-то божественное. Мы чувствуем, что мы в этом очень нуждаемся, но только сейчас не имеем доступа к этому. Чтобы получить этот доступ, надо прежде всего отключить ум. Сегодня йогой многие пытаются заниматься, но большинство людей подходят к этому как к приседаниям. Дескать, взял и помедитировал. Но при таком подходе, когда человек пы­тается успокоить и освободить свой ум, милли­оны суетных мыслей проникают в него, и он не может медитировать ни минуты.

– Какая поза лучше всего подходит для медитации?

Идеальной считается поза лотоса, но она не всем подходит. Главное, чтобы позвоночник был в прямом и вертикальном по­ложении. Можно заниматься сидя, главное, чтобы вам было удобно. Тело должно быть полностью расслаблено. Если тело напряжено, то божественные и осуществляющиеся ка­чества, которые входят и протекают через не­го, не будут восприняты.

– Каких результатов можно добиться, за­нимаясь интегральной йогой?

Прийти в гармонию с собой. Освободить сознание от дурных мыслей. Научиться управ­лять своими мыслями. И самое главное, пе­ренести состояние гармонии в обыденную жизнь. Проявить эту реальность в мире вокруг нас. Как говорит Шри Чинмой: «Взобраться на дерево манго - это великая вещь, но этого недостаточно. Мы должны спустить­ся вниз, чтобы поделиться манго и помочь ми­ру осознать его значение. Пока мы не сдела­ем это, наша роль не будет выполнена до конца и Всевышний не будет удовлетворен».

Я обычно выполняю упражнения с утра, по­том надеваю кроссовки и отправляюсь на про­бежку, и бег для меня становится продолже­нием медитации, я испытываю удовольствие оттого, что мое тело вступает в единство с ду­шой. Для других это состояние перейдет в ра­боту. И вы будете испытывать удовольствие от ежедневных дел, от общения с коллегами, а людям вокруг будет приятно общаться с ва­ми, И вместо усталости в конце рабочего дня получите заряд энергии оттого, что занима­лись ставшим вдруг любимым делом.

Медитация помогает человеку подходить к жизни с удовольствием. А не так, что вот сейчас отмучаюсь, а потом, наконец, буду делать что-то для себя. Не получится. Такая позиция отбивает интерес к любому виду де­ятельности и приводит к депрессиям. Человек должен, как ребенок, радоваться каждому мгновению своей жизни.

– Трудно вот так бежать и радоваться каждому мгновению, когда мир вокруг тебя рушится, а проблемы, как чудовища, подсте­регают тебя на каждом шагу.

- Мне, кстати сказать, приходилось бежать, когда мир вокруг действительно рушился. В 2001 году в Нью-Йорке у нас был четырех­дневный супермарафон. Три дня все было в по­рядке, бежали с удовольствием. А в послед­ний день соревнований террористы атаковали Всемирный торговый центр. Я собственными глазами видела, как горели небоскребы-близ­нецы, и бежала, бежала. Конечно, было не до радости. Но мне казалось, что преодолением себя я смогу противостоять этому злу. В тот год я стала серебряным призером забега...

– Светлана, современный человек – существо задерганное. Многие работают во­обще без отдыха и даже во сне не могут ос­вободиться от мыслей о дневных заботах. Как таким трудоголикам научиться освобождать свой ум?

Есть очень простые упражнения на концен­трацию. Суть их в том, чтобы отвлеченные понятая приобрели конкретный, предметный облик.

Например. Вообразите, что ваше сердце – цветущий сад. Включите приятную музыку и представьте, как она льется в ваше сердце, внутрь этого сада, проникая сквозь решетча­тую ограду, мимо деревьев и цветов. Вот на ветке сидит птица. Это ваша душа. Вдруг она взмывает ввысь, и ваш дух освобождается.

Другое упражнение называется «Цветок». Для его выполнения поставьте перед собой жи­вой цветок, который вам нравится. Полуоткры­тыми глазами несколько секунд смотрите на него. Попробуйте мысленно перенести этот цветок в свое сердце. Почувствуйте, как он рас­крывается в нем, как каждым своим лепестком тянется к солнцу. Он растет, заполняя все ва­ше существо, и вы чувствуете его аромат, наслаждаетесь им – и вот вы сами стали цветком.

Упражнение «Свеча». Поставьте перед собой зажжен­ную свечку. Представьте, что это пламя зажег Творец внутри вашего сердца. Сейчас пламя может быть крошечным и мерцающим, Но од­нажды оно обязательно станет сильным и просветляющим. Попытайтесь представить, что это пламя просветляет ваш ум. Помести­те его в свой ум. И вы постепенно увидите по­лосу света внутри своего ума.

Или же представьте маленького ребенка, который потерялся в саду. Сад – ваше серд­це. Плач ребенка – плач вашего сердца о кра­соте, малыш плачет о божественной матери, он зовет ее к себе на помощь. И вот эта божественная мать приходит и уводит его на светлую тропинку.

Эти упражнения хороши еще и тем, что по­могают целенаправленному решению проблем.

То есть вы учитесь не распыляться, а ду­мать о том, о чем надо думать в данный мо­мент. Отгоняете ненужные мысли, привлека­ете полезные или приятные.

– Принцип Скарлетт – «Подумаю об этом завтра»?

Он самый. Но это не только путь к успеху, но прежде всего путь к здоровью. Я знаю очень много людей, которые, казалось бы, очень правильно живут – и бегают, и закаля­ются, и питаются правильно, а все равно без конца болеют. Приходит такой человек к врачу, и тот начинает лечить его по частям – ставит заплатки в организме. Но если бы врач спросил, о чем думает его пациент, он бы об­наружил причину болезни. Зависть, злоба, страх, сомнение, беспокойство, прошлые оби­ды – все это делает человека потенциально больным. Нам кажется, что мы вредим вра­гам, злясь и раздражаясь, а мы только себя этим разрушаем. А мы должны сделать на­оборот – улыбнуться.

– То есть получается, что христианская заповедь «возлюби ближнего своего» обла­дает терапевтическим эффектом?

Можно так сказать. Но если только мы искренне это сделаем, а не просто так будем без толку всем улыбаться. Но это, кстати, ка­сается не только людей, но и всего, что нам противостоит – преград, болезней, неприятностей. Известный принцип – возлюби свою болезнь, и она отойдет. Мне это помогает, когда я бегу. В этот момент у меня один противник – бег или, может быть, моя лень. Они ждут от меня, что я буду злиться, раздражать­ся, уставать, а я делаю все наоборот – улыба­юсь. Улыбка обезоруживает моего соперни­ка, и усталость уходит.

– А я вот вспоминаю, нас в школе на уро­ках физкультуры учили обратному: хочешь хорошо пробежать – разозлись...

Это может принести эффект при беге на короткие дистанции, но один, два раза, а по­том организм от злости этой ослабеет. Ведь дело не в том, что злоба придает скорости. Речь идет вообще о сильном чувстве. Про­сто мы почему-то сильно злиться умеем и в любой момент можем это сделать. А чтобы сильно радоваться – для этого надо, что­бы мир вокруг переродился.

– Возвращаясь к вашему главному про­тивнику – бегу, не опасно ли так вот - само­преодолением – бороться с усталостью? Можно перебороть себя, можно улыбаться, но если организм на пределе, он ведь и отказать может.

А кто вообще установил эти пределы, возрастные, физические? Нет никаких преде­лов. Ведь мы знаем, что когда человек попа­дает в экстремальные условия, и это извест­ный факт, он может совершать колоссальные прыжки, бежать со скоростью оленя. Но эти резервы скрыты в нас и остаются неиспользованными.

Что касается усталости, тут важ­но научиться быть с собой искренним. Что ты испытываешь – усталость или просто лень? Если мы действительно сильно устали, бе­жать не имеет смысла, это на самом деле принесет вред. Но иногда, даже когда мы не очень устали, мы чувствуем себя уставшими. То есть мы испытываем не физическую уста­лость, а эмоциональную. А ум обманывает нас, заставляя нас воображать, что наше те­ло изнемогает. «Мы ослабляем себя, считая, что мы слабы. Но ведь мы можем стать силь­нее, представляя себя сильными», - говорит Шри Чинмой. Важно направить свое вообра­жение в нужное русло. Если это срабатывает и желание двигаться к цели есть, значит, вы еще полны сил. У меня есть мячик, который я бросаю впереди себя во время бега. Он же является моим индикатором: если силы есть, я его спокойно догоняю, а если не успеваю, значит, пора делать небольшую паузу.

– Научно доказано, что тренироваться лучше в команде. Когда рядом бежит человек, это подстегивает тебя. По себе знаю – на занятиях аэробикой с группой не чувст­вую никакой лени. Когда включаю кассету дома, становится скучно. Вы же всегда бега­ете в одиночку...

Мне не нужны соперники в лице людей, потому что мой противник – внутри меня. Бегуна подстегивает то, что он может побороть противника, меня же – та цель, которую я се­бе сегодня поставила. И она, поверьте, силь­нее любых искусственных стимуляторов. Кто-то заметил, что я – как тот ослик, который перед собой держит морковку. Как только я к ней подхожу, она отодвигается дальше.

– Когда вы участвуете в сверхдлинных су­пермарафонах, вы бежите 19 дней, почти не спите. Да и в обычной жизни поднимаетесь в 5 утра. Между тем ученые утверждают, что для полноценного восстановления организ­му необходимо не менее 7 часов сна в сутки.

Это стереотип. Количество сна – очень индивидуальная вещь. Сон – это наша под­питка. И то. сколько надо спать, зависит от энергетического потенциала, от того, насколь­ко мы заряжены, от душевного состояния, от питания, от двигательной активности. Сна должно быть столько, сколько надо для заряд­ки, пересып так же вреден, как и недосып. И здесь, как и в случае с усталостью во вре­мя тренировок, важно отличать, когда мы хотим спать, а когда просто ленимся.

Кому не знакома ситуация – с вечера решил побегать, приготовил одежду, лег пораньше спать, а с утра просыпаешься и тут же меняешь все планы. Тебе кажется, что страшно не выспал­ся, а это твой рассудок обманывает тебя, по­лусонного, которого вообще легко обмануть. Чтобы не было дискомфорта при пробуждении, надо уходить в сон в радостном, спокой­ном настроении. Лучшее время для пробуж­дения – 6-7 часов, я встаю еще раньше, но это не обязательно. Почему именно это время? Потому что окружающий мир еще находится в состоянии покоя, еще нет вибраций, и чело­веку легче входить в этот мир, легче концен­трироваться. Медитация в это время наибо­лее эффективна. Восход солнца, светлое небо – эти образы легче проникнут в челове­ка и оставят заряд на весь день.

–Ну хорошо, сон вам не нужен, вас под­питывает внутренняя энергия, но как быть с питанием? Ведь одной радостью сыт не бу­дешь, а вы, насколько я знаю, при таких на­ грузках питаетесь в основном растительной пищей. Где вы, скажем, берете белок?

Из воздуха. А что вы улыбаетесь. Я се­рьезно. Ученые полагают, что мой обмен веществ перестроился таким образом, что белок синтезируется с помощью азота, который в воздухе. На самом деле это очень серьез­ное заблуждение – считается, что, если спортсмен много тренируется, он должен много есть. И при этом тратить силы на переварива­ние пищи, которая энергии не несет. «Мы есть то, что мы едим, мы есть то, что мы думаем, мы - то, что мы делаем» – это ведь не пус­тые слова.

В основе моей диеты – система пи­тания Галины Шаталовой, продукты, которые дают энергию, а не забирают. Не ем мяса, от­казалась от молока, сахар заменяю сухо­фруктами, соль не употребляю – добавляю пряности, не ем жареного, консервантов, хле­ба. Хлеб делается на термофильных дрож­жах, которые разрушают микрофлору кишеч­ника, поэтому вместо него я употребляю каши. Рыбы не ем, поскольку, по Шри Чинмою, у неё состояние сонливости, летаргическое, которое передается и человеку.

Кстати, рыбы я не ем уже давно, после од­ного случая. Когда я в молодости занималась спортивной рыбалкой, то однажды на сорев­нованиях поймала 49 окуньков. Это был очень хороший результат, но мне вдруг стало так нехорошо, как будто что-то подсказало: не надо этого делать. Кроме того, в мой рацион входят фрукты и обязательно овощи. Как говорит Шри Чинмой, овощи обладают осознанием. Они обла­дают осознанным пониманием, о существова­нии которого мы сами не подозреваем.

– У вас какой-то особый подход к приго­товлению пищи?

Да нет, никакого особого подхода нет. Главное – чтобы процесс приготовления пи­щи был радостным, тогда она принесет поль­зу. Фабричное равнодушное производство лишает блюдо того заряда, который несет пища, сделанная с любовью. У Шри Чинмоя есть замечательный принцип, как сделать пи­щу максимально полезной. Мастер учит, что, когда вы готовите для детей, сохраняйте чувство чистоты и невинности. Когда вы готови­те для взрослых, поддерживайте динамичное чувство. Когда вы готовите для пожилых, со­храняйте мягкое и нежное чувство, И чувст­ва через пищу будут передаваться людям.

– Светлана, всё-таки ваш образ жизни – это скорее дли внешнего восхищения, чем для примера. Ведь чтобы ежедневно бегать, и время нужно, и место, да и духовная прак­тика должна быть регулярной...

Бегать на самом деле можно всегда и вез­де. Когда говорят, что нет времени или негде – это всего лишь оправдание слабости. Однаж­ды мне пришлось ехать во Владивосток на по­езде семь суток. Так я каждый день шла в по­следний вагон в тамбур и бегала на месте по четыре часа. Смотришь на убегающие рельсы, и возникает такое чувство, что бежишь вокруг света. Конечно, обычному человеку такие крайние меры не нужны. Для регулярных занятий достаточно часовой пробежки в день, да и на концентрацию больше 30 минут не уйдет. Ес­ли человек осознанно подходит к занятиям, он не будет говорить, что у него нет времени. По­высится работоспособность, улучшится общее самочувствие, он начнет быстрее принимать решения. И полтора часа для того, чтобы убе­жать от собственных болячек и неприятностей, всегда найдутся.

Екатерина Фадеева

Журнал «Эгоист», №3(55), март 2006