Меня пытались поссорить с Богом и тренером

Благодаря своим многочисленным громким победам, а также большому обаянию и остроумию прыгунья Татьяна Лебедева давно признана одной из самых популярных в мире звезд легкой атлетики, потому зачастую становится персонажем «сенсационных» сообщений. В беседе с корреспондентом «Спорта» Татьяна рассказала, какая информация о ней достоверна.

Учусь медитировать

– В последнее время много пишут о вашем «персональном гуру». Неужели теперь исповедуете индуизм?

Мое общение с выдающимся деятелем культуры Шри Чинмоем не является посвящением в новую для меня религию. Этот знаменитый во всем мире духовный лидер очень дружелюбно относится к приверженцам любых религиозных идей, а сам буквально заряжает всех своим оптимизмом и умением радоваться жизни. Энергии этого 75-летнего гуру могут позавидовать и юноши. У него есть ученики во многих странах. Они дружными компаниями приходят болеть за меня на многих стадионах мира, да и сами заряжены спортивным духом. Например, регулярно участвуют в марафонских пробегах. В нашем виде легкой атлетики – в прыжках – мы должны уметь в любом случае настраиваться на попытку, то есть медитировать в течение пяти минут. У гуру я научилась правильно медитировать до получаса.

– И помогает?

Конечно. С годами вообще учишься держать себя в руках. Чтобы нервная энергия не мешала, а, наоборот, помогала «выстрелить» в нужную минуту. Ведь бывают и очень сложные ситуации. Вы помните, главный тренер Валерий Куличенко публично обвинял меня в том, что я не выступила за команду на чемпионате мира-2005 из-за травмы, но потом успешно заработала миллион на «Золотой лиге». Тогда именно на соревнованиях в Осло – последнем коммерческом старте перед чемпионатом мира – я усугубила травму ахилла. Отчаяние преследовало меня несколько дней. Я не могла буквально найти себе места. И когда уже не выдержала и непроизвольно прокричала: «Гуру, помоги!» – боль в ноге действительно сразу прошла. И я размышляла: выступать – не выступать. Внутренний голос ясно сказал: «Выступай, кто-то возьмет твою боль на себя!» Я сначала обрадовалась, а потом задумалась: а стоит ли злоупотреблять таким подарком? Долго мучилась, а потом решила, что не имею права им пользоваться в ущерб кому-то. Кстати, православная вера тоже помогает сохранить уверенность в себе в необьяснимых ситуациях.

– И такие случаются у олимпийской чемпионки?

А как же?! Обе Олимпиады, в которых я участвовала, стали самым суровым испытанием для душевного равновесия. Вот в Сиднее в 2000 году я сделала первую попытку, не выкладываясь: рассчитывала, что впереди их еще пять и я возьму свое. А моя соперница болгарка Тереза Маринова все силы вложила в первый прыжок, показала 15.20. И тут сразу пошел дождь, который «укоротил» наши прыжки. В последней попытке показала лишь второй результат. Спустя четыре года я ехала в Афины фаворитом, явным лидером. Но в день финала в тройном прыжке утром не нашла свой крестик, который на ночь клала в изголовье кровати. Обыскалась – не нашла, уже боялась опоздать на стадион. И во время соревнований меня не покидало страшное волнение. Сидевший на ближайшей трибуне известный тренер, большой специалист в практической психологии, утверждал потом, что чувствовал из прыжкового сектора сильнейший порыв душевного беспокойства. Я так и не смогла собраться полностью, заняла лишь третье место. А когда вернулась в гостиницу, крестик нашелся сразу, я надела его и больше не снимала во время Олимпиады. Прыжок в длину я не рассматривала как свою основную специализацию и к началу соревнований чувствовала спокойствие, даже переходящее в апатию. В итоге мне удалось выиграть у соперниц считаные сантиметры и стать чемпионкой. Хотя, конечно, все события в Афинах можно объяснять и по-другому, с материалистической точки зрения. Перед Олимпиадой на чемпионате страны я отбила себе пятку о планку для отталкивания. И прыжок в длину, «чужая дисциплина», причинял ноге не такую боль, как тройной прыжок.


Занимаюсь богоугодным делом

Вообще, голова идет кругом от таких поворотов судьбы, и без веры в Бога мне было бы намного тяжелее жить. Хотя в детстве я ведь училась в советской школе, где меня старались воспитать в духе атеизма. Но в 18 лет я по своей воле приняла крещение и до сих пор регулярно посещаю православную церковь. Несмотря на старания многих очень рьяных ее приверженцев.

– Это как – «несмотря»?

Я имею в виду людей, которые недопустимо агрессивны, даже следуя благим намерениям. После 70 лет проживания в безвременье и бездуховности атеизма в нашем обществе разрушены традиции и культура веры. Многие молодые люди, приходя в храм, в самом деле не знают, как себя вести. Я заметила: девочки из сборной России чаще посещают церковь не у себя дома и не в Москве, не в Туле, где чаще всего проходят всероссийские соревнования, а в Кисловодске. А вот в Волгограде однажды пожилая женщина чересчур злобно стала мне выговаривать за недопустимые для посещения церкви какие-то элементы в одежде. А уж когда мы с ней разговорились и она узнала, что спорт – основная моя профессия, то и вовсе принялась отговаривать меня от этого «бесовского» занятия. Когда в следующий раз я пришла в церковь, правильно одевшись, та самая женщина, по­хвалив меня за «исправление», по­хвасталась мне, что не так давно отвадила еще одну «заблудшую душу», которая перестала теперь заниматься балетом и полностью сосредоточилась на служении Богу. И я после подобных разговоров именно в тот храм вообще перестала ходить. Кстати, священнослужитель, сопровождавший российскую делегацию на афинской Олимпиаде, очень критически отнесся к действиям невежественных приверженцев религии, подобных той агрессивной женщине. А спортивные победы во славу отечества он признал одним из самых богоугодных дел.


Дружу с конкурентками

– А в какой мере вы сохраняете душевное равновесие при общении со своими главными конкурентками – во время соревнований и за пределами стадиона?

Я не согласна с тем, что у соперниц не может быть хороших отношений. Более того, даже своих молодых конкуренток Вику Гурову и Оксану Удмуртову я считаю близкими по­другами. Я по мере сил стараюсь передать им свой опыт. Но есть в этом деле свои нюансы. Если слишком сильно опекать неопытного спортсмена, постоянно ему подсказывать во время тренировок и соревнований, он сам непроизвольно начинает меньше думать, теряет самостоятельность. У меня очень хорошие отношения даже с иностранными соперницами. Главная помеха здесь – языковой барьер. А с девчонками из стран бывшего СССР мы можем и прямо перед соревнованиями поговорить «за жизнь», и даже во время прыжков между попытками подсказать друг другу, если что-то не получается в разбеге. Но это только во время коммерческих стартов, где лично для меня победа не столь важна. А вот на официальных стартах, где мы представляем сборные разных стран, немного обособляемся и «зашориваемся» А в свое время я начала тренироваться у нынешнего своего наставника Вячеслава Догонкина именно благодаря уговорам моей подруги-соперницы Ольги Рублевой. Правда, сама Оля потом не смогла полностью реализовать свой большой талант именно из-за того, что предрасположена к тренировкам в одиночку: она, тренер – и больше никого. Возможно, такая обстановка в определенный момент давит на человека, и он может психологически устать и сломаться раньше, чем физически. Я же больше люблю работать в дружной, веселой компании, когда тренер не выделяет никого из спортсменов как «приму». Более того, некоторые непосвященные люди, наблюдая со стороны наши занятия, делают вывод: «Да что там Догонкин делает для Лебедевой? Почти ничего! Она сама себя тренирует». В действительности же мой наставник идеально соблюдает меру, всегда делает все необходимое и ничего лишнего. У нас с ним идеальные отношения. А мой муж Николай, успешно работающий с бегунами, считает его своим наставником в профессии. Коля же сам повышает компьютерную грамотность всей семьи Догонкиных. Мы вообще давно дружим семьями, несмотря на все усилия ваших коллег.

– А кто это пытается вас поссорить?

Виной тому моя словоохотливость в беседах с журналистами. Кстати, и главный тренер нашей сборной Валерий Куличенко, человек мудрый, неоднократно говорил мне, чтобы я меньше откровенничала с газетчиками, особенно незнакомыми. Я и сама это понимаю, но не всегда могу сдержаться. Однажды я разговорилась и сказала вашей коллеге: «Вот мой тренер по случаю успешного завершения соревнований выпил». А потом в интервью в мою прямую речь вставили жалобы на то, что тяжело, когда тренер – алкоголик. Я сама не видела той статьи, а Догонкин прочитал и по своей деликатности не стал со мной ссориться сразу, чтобы не повредить моему душевному равновесию накануне важных стартов. И только в конце сезона завел со мной разговор о том, следует ли нам дальше вместе работать. Я долго не могла понять, к чему он клонит, пока сама не прочитала ту статью. Были там и другие перлы. Например, я сказала корреспонденту, что муж раньше работал в милиции, но теперь ушел оттуда в тренеры, потому что спортивная деятельность ему больше по душе. Журналист же вставил в его прямую речь высказывания вроде «Все менты – козлы».


Мне интересно все

– Вы судились с газетчиками, пытавшимися поссорить вас с тренером, а мужа – с МВД?

Жалко было тратить силы, нервы и время. Но в то же время жалко тратить все это на беседы с такими бестолковыми людьми. Я, конечно, не требую, чтобы журналисты из неспортивных изданий разбирались в тонкостях прыжковой подготовки. Но как вам это понравится, когда корреспондентка сначала два часа беседует со мной, а потом пишет, что Лебедева – триумфатор Нагано?! Притом что в Нагано была зимняя Олимпиада. При этом такую дремучую неосведомленность пытаются сочетать с громкими фразами и заковыристыми словосочетаниями в тексте, особенно в заголовках. Например, написали очерк о том, как я быстро вернулась в спорт после родов, и назвали его «Заслуженная матерь спорта». Игра слов у них такая! Тем не менее я понимаю, что журналисты «приближают» большой спорт к народу, и потому считаю своим долгом искренне и подробно рассказывать обо всем. Да и сама приобщаюсь к другим видам спорта именно через телерепортажи, через газетные статьи.

– А что кроме легкой атлетики вас интересует?

Да почти все! Было бы только время все посмотреть да прочитать! Во время Олимпиады в Турине старалась не пропускать ни одной трансляции. Сама в школьные годы занималась лыжными гонками, даже выигрывала соревнования. Но больше болела за наших именно в тех видах, где лично знаю спортсменок. Например, пилот женской бобслейной четверки Вика Токовая сама когда-то занималась легкой атлетикой и ездила со мной на тренировочные сборы. Очень переживала за Иру Слуцкую, которую лично знаю как хорошего, доброжелательного человека. Надо же: на второй подряд Олимпиаде так предвзяты к ней судьи! Но самые большие расстройства мне принесли неудачи родного футбольного «Ротора». После того как он вылетел из высшего дивизиона, я даже футбол стала реже смотреть. А самой заняться каким-то другим интересным видом спорта я не могу пока себе позволить. Получить травмы, тем более «незапланированные», я просто не имею права, потому что подведу этим многих людей.


Факты

Собака – друг человека

В детстве Татьяна Лебедева обожала собак. Она целыми днями просила маму завести щенка, до тех пор пока в ее квартире в Стерлитамаке не появилась немецкая овчарка. Кроме того, семья Лебедевых разводила хомячков и попугайчиков. До сих пор олимпийская чемпионка без ума от любой живности, которая попадается ей на улице. А по окончании карьеры мечтает об уютном домике с обязательным присутст­вием четвероногого друга.

Ох уж эти прически!

Знаменитая легкоатлетка даже во время стартов не забывает о том, что является девушкой с обычным для всех женщин желанием быть привлекательной. Так, к примеру, на каждое соревнование она выходит с новой прической. Причем это уже является своеобразным ритуалом и приметой. Если, не дай бог, прическа осталась такой же, как на предыдущем турнире, – пиши пропало. Для этих целей Татьяна Лебедева обязательно ходит к своему личному парикмахеру в Волгограде. А перед длительными поездками берет у учителя «рецепты»: как самой на себе сделать то или иное «произведение».

Сгущенка от мамы

С детства Татьяна Лебедева обожает сладкое. А в спортивной школе сущест­вовала диета, нарушив которую, будущая чемпионка рисковала быть отправленной восвояси. Тем не менее Татьянина мама на свой страх и риск тайком водила девочку в кафе-мороженое. Сейчас же, когда отправляется из Стерлитамака в Волгоград навестить дочь, покупает ящик сгущенного молока – любимого лакомства Лебедевой-младшей.


Георгий Настенко

Спорт день за днем